Javascript Menu by Deluxe-Menu.com
Попечительский Фонд
о Нуждах Русской Православной Церкви Заграницей

Please, indicate which of your favorite FFA causes you wish to support.
"Члены нашей миссии на Гаити со страхом смотрят в будущее..."
Диакон Матфей Вильямс
Диакон Матфей Вильямс
Диакон Матфей Вильямс
интервью с диаконом Матфеем Уилльямсом

Менее, чем через сутки после первого разрушительного землетрясения в Гаити, бывший администратор миссии, диакон Матфей Уилльямс (г.Хаус Спрингс, Миссури) отправился на остров, с намерением выяснить судьбу священства и прихожан миссии РПЦЗ на Гаити.  Попечительский Фонд о Нуждах РПЦЗ, выступивший спонсором поездки и предоставивший пострадавшим членам миссии  помощь через о.Матфея, обратился к нему с просьбой рассказать о поездке.

Попечительский Фонд: о.Матфей, Вы  - отец большой семьи.  Как вы решились ехать на Гаити?

Диакон Матфей Уилльямс: У меня шестеро детей, от года до девяти лет.  Землетрясение случилось вечером 12 января, к 13-му у меня все еще не было никаких известий от миссии, и я просто должен был начать действовать.

ПФ: Как отреагировала Ваша матушка на решение поехать в Гаити?

ДМ: Она поддержала мое решение, но, конечно, очень переживала.  Пока я отсутствовал, я знаю, что моя семья крепко молилась обо мне.   Поездка прошла очень хорошо: со мной и с моими спутниками ничего не случилось, и я приписываю это молитвам Церкви.
Ситуация на Гаити критическая.  Объяснить это человеку, который этого не видел, очень сложно.  Представить это практически не возможно

ПФ: Что Вас больше всего шокрировало?

ДМ:  Я прибыл в Порт-о-Пренс ночью, и проезжал через наиболее сильно пострадавшие районы.  Электричества не было, город был погружен в темноту;  местами горели разрушеные здания... Мне повезло: не пришлось видеть тех ужасов, которые показывали по новостям.  Хотя, и я насмотрелся: длинные блоки абсолютно разрушенных зданий и пожары...  Зрелище было тяжелое, особенно ночью.

Мы проезжали участки, где не было ни души, только сожженные машины.   Похоже было на военную зону после бомбежки.  В других местах было много народу, они пытались поставить палатки, пытаясь укрыться, спали на улицах.
Это было моим первым впечатлением, но делеко не самым ярким.

Для меня лично, самым тяжелым был момент, когда я узнал, что один из наших чтецов – Владимир Рандиш из прихода Рождества Богородицы в Порт-о-Пренс– пропал, а скорее всего и погиб во время землетрясения.  Встретиться с его женой и детьми и видеть их переживания было очень тяжело, я не представляю, через что они проходят.  У него двое детей: шестилетняя Эстер и пятилетний Себастьян.  Его жене, Мадлен 31 год.  Вид ее страданий донес до моего сознания, что на самом деле произошло.  В землетрясении погибло около 150 тысяч человек, и он только один из них.  Но на небе посчитана каждая душа; тяжело было потому, что он был членом нашего прихода, и я присутствовал на его постриге в чтецы несколько лет тому назад.

ПФ: Как Вам удалось связаться с нашим священством на Гаити?

ДМ: Я отправился на Гаити еще до того, как мне удалось с кем-либо связаться.  К тому времени, как я добрался до Доминиканской Республики, стало известно, что оба наши священника живы.  У меня был номер и адрес о.Грегуара.  Мы въехали в Порт-о-Пренс ночью, нам удалось дозвониться до о.Грегуара и он объяснил водителю, как добраться до его дома.  Найти его дом в темноте было очень сложно.  Мы ездили взад-вперед то по пустынным улицам, то по улицам, где ночевали бездомные.

В Порт-о-Пренс очень редко увидишь названия улиц, водитель совсем не знал города и мы долго блуждали по запустелым улицам.  При этом, мы слышали сообщения о нападениях на автомобили.  О.Грегуар ждал нас на углу своей улицы.  Когда мы его увидели, это показалось настоящим чудом.  Тем более, что о.Грегуар, его матушка, Роуз Мей и дети были живы и здоровы.  У о.Грегуара одна дочь – Анастасия и еще девочка, взятая на воспитание  - Криссии.  Кроме того, с ними живет сестра матушки.

Когда мы собирались в Порт-о-Пренс, я задумывался о том, сможем ли мы вообще найти о.Грегуара и выбраться из страны живыми.  Самым тяжелым временем был день путешествия в Порт-о-Пренс  и день до отъезда туда; мы постоянно слышали, что были атакованы грузовики Красного Креста, и т.п. Я так и не увидел никаких подтверждений тому, но об этом говорили в Доминиканской Республике.  Я иногда волновался, что не доберусь домой.  Но как только мы приехали в Порт-о-Пренс и разобрались в ситуации, волнение прошло.

ПФ: Какие приходы Вам удалось посетить?

ДМ: Я побывал в Фонтамаре, Жакмеле, Порт-о-Пренс и Леогане.

ПФ: Как Вы встретились с прихожанами?

ДМ: Первую встречу с прихожанами мы провели в Жакмеле: прочитали утренние молитвы с 50 прихожанами в часовне, которая не пострадала.  Я сказал им, что Церковь молится о них, и что мы делаем все возможное, чтобы доставить им помощь.
Со мной путешествовал военный врач, Ларс Стойе, он оказал медицинскую помощь пострадавшим прихожанам.  Некоторые прихожане были серьезно ранены; двух прихожан пришлось направить в больницу.  У нас были медикаменты, купленные Попечительским Фондом, и мы могли оказать помощь пациентам с травмами легкой и средней тяжести, накладывать швы и т.п..  Длительного лечения мы предоставить не могли.  У одного из прихожан были внутренние повреждения – он упал с четвертого этажа, и к тому времени он еще не был у врача.  Но в Жакмеле к тому времени уже была открыта больница.  

ПФ: Как справляются прихожане?

ДМ: Они много не говорили, отвечали на мои вопросы о том еть ли у них еда, кров и вода.  Люди боятся заходить даже в уцелевшие дома.  Многие живут в палаточных лагерях.  Есть сообщения, что вода и еда везде доступны, однако, многие не могут ее найти.  В продаже еда есть, но не у всех есть деньги.  Они питаются, чем придется: кокосами и т.п., пьют воду, которую лучше бы не пить.

В Леогане, где церковь была разрушена во время землетрясения, прихожане живут в двух лагерях.  До землетрясения они жили поселком на общей территории, но все дома разрушены.  Люди справляются с происшедшим, только пытаясь выжить.  Они помогают друг-другу, оказывают моральную и физическую поддержку.

ПФ: Как обстоит дело с церковной жизнью?

ДМ: Мы провели там несколько служб, и я призвал их начать регулярно служить ради духовного здоровья.

ПФ: Как Вы нашли эмоциональное состояние членов миссии?

ДМ: Им очень тяжело.  Даже священники в шоке; им страшно.   О.Жан потерял дом, машину, его школа разрушена.  Он не может продолжать заниматься делами – занятия проводить негде.   О.Грегуар путешествовал с нами, мы остановились в его доме; надеюсь, это помогло ему сфокусироваться на дороге и на жизни других приходов.

О.Жан тоже пробыл с нами какое-то время; он пока живет в доме соседа.  Конечно, могло быть и хуже, но нельзя сказать, что они на 100 процентов в порядке.

Они в ужасе, боятся повторных толчков.  На сегодня их было уже более 50, силой в 4 балла и выше. Многие из тех, чей дом устоял, спят на улице.   Им страшно представить, что будет дальше... когда начнутся дожди?

ПФ: Какая помощь им нужна больше всего в настоящее время?

ДМ: В ближайшее время- пища, вода, медикаменты и временные убежища.  В дальнейшем миссия надеется построить квартирное здание, отстроить церкви, и получить постоянный доступ к чистой воде.  Для всего этого нужны крупные суммы.  Все пожертвования следует совершать через Попечительский Фонд о Нуждах РПЦЗ.

ПФ: Какие у Вас планы относительно Гаити?

ДМ:  По благословению Его Преосвященства, Митрополита Илариона, я буду участвовать в процессе сбора средств для миссии.  Я надеюсь снова поехать на Гаити в ближайшем будущем.  Я надеюсь сделать все возможное, чтобы помочь гаитянам и нашей миссии.

Share This:



< PreviousNext >
You might also like:


При перепечатке материалов ссылка на ru.fundforassistance.org обязательна
Объявления
 
Контакты
Fund for Assistance to the ROCOR
P.O. Box 272
Glen Cove, NY 11542
 
 
75 East 93 Street
New York, NY 10128
contact@fundforassistance.org
917-817-2925


 
Подпишись на рассылку

Чтобы подписаться, введите имейл адрес и имя.

Email Marketing You Can Trust